Публикации

Бойченко Сергей Максимович

 

 

(Тост на приеме у Штырова)

 

Как я уже упоминал, мне частенько приходилось по долгу службы встречаться с китайскими прокурорами как на нашей территории, так и на сопредельной. Моим коллегам и мне самому было очень интересно изучить тонкости организации работы китайских товарищей. Нас интересовало абсолютно всё – и как устроен быт сотрудников, и как обустраиваются кабинеты, но самое главное – что делается для обеспечения законности. То же самое интересовало и наших коллег с китайской стороны. Обмен опытом был, безусловно, взаимополезен. 

Однажды с визитом к нам приехал Мамин У -  прокурор округа Хэйхэ провинции Хэйлунцзян. Мне довелось сопровождать его и его переводчика Ли Шэна в ознакомительных поездках по городским и районным прокуратурам области.

И вот однажды вечером в лучшем номере Свободненской гостиницы «Зея» Мамин У, увидев бегущего по стене таракана, с сарказмом отозвался о нашей стране, назвав ее холодной и серой, в отличие от его страны, которая прекрасна, как распустившаяся роза.

Вряд ли стоит напоминать вам ту нашу российскую неухоженность почти 30-летней давности: страна не могла еще нащупать своего пути, еще металась из стороны в сторону, катастрофически не хватало денег на какие-то мало-мальские удобства… Но все же изо всех сил мы старались вылезти из болота, в которое сами же и влезли, всё равно мы верили в то, что всё образуется, и что мы опять станем процветающей нацией. Поэтому слова китайского коллеги меня не просто обидели, а, скажу прямо, даже покоробили: не след было так вести себя представителю страны, которая сама только-только оправилась (да и то, не до конца) от ошибок своего прежнего руководства.

И хотя возразить китайцу было трудно – по сути, он был прав – я нашел чем ответить ему.

-Мамин У, - говорю. - Да, действительно Китай сегодня распустился как роза, но в нашей стране посажены множество луковиц роз и скоро - мы в это верим -  распустится роза, и не одна!  И хотел бы напомнить вам слова известного советского поэта Маяковского, который выражал уверенность в завтрашнем дне: «Я знаю, город будет, я знаю, саду цвесть»…

-Как такое возможно? – скептически отозвался он. – У вас сплошная разруха, вы до сих пор не можете понять, каким курсом двигаться…

Но я ему привел еще одну цитату, уже из стихотворения другого поэта - Тютчева – сказавшего: «Умом Россию не понять, аршином общим не измерить». Я напомнил ему ключевые слова того стихотворения: «В Россию можно только верить».  И еще я сказал ему, что как коммунист, он, наверняка слышал неофициальный гимн советских коммунистов, в котором были и такие слова: «Россия –ветер, Россия –буря, одну на свете люблю такую».

Покачал головой Мамин У, сомневаясь в моей уверенности. Но я завершил наш разговор коротко и ясно, сказав, что самое главное – наш народ невозможно сломить временными трудностями, сожмёмся в кулак, выстоим и – победим! А иначе – зачем вообще тогда жить, если не видеть впереди ничего светлого?!

Вот этот разговор о России, о Китае и розе – как некоем символе процветания - надолго отложился в моей памяти и, надо сказать, однажды помог мне в весьма неожиданной ситуации.

В канун десятилетия Конституции РФ, когда я уже работал заместителем начальника государственного правового управления аппарата губернатора, пришло приглашение в Якутск на участие в торжественных мероприятиях, посвященных этой дате. Ехать должны были глава региона и руководитель управления.

Но по какой- то причине Леонид Викторович Коротков (в то время – губернатор области) не смог поехать на это мероприятие, и ответственным назначил меня. Таким образом я оказался представителем исполнительной власти.

После торжественной части, я вместе с другими был приглашен на торжественный прием к Президенту республики Саха-Якутия Вячеславу Анатольевичу Штырову. Со вступительным словом выступил председатель правительства и предложил поднять бокалы за юбилейную дату.

Надо сказать, что помимо исполнительной власти, были также приглашены представители областного Совета народных депутатов и управления юстиции. Делегацию Совета возглавлял его председатель С. И. Горянский, но их отдельно принимал руководитель законодательной власти (Ил Тумэн), и поэтому у меня не было чьей-либо амурской поддержки. Вдруг председатель правительства неожиданно для меня предоставляет слово представителю житницы Дальнего Востока и называет мою фамилию и должность. Я бывал в разных сложных ситуациях и, не теряя самообладания, всегда выходил с честью, но в тот момент предоставление слова было сродни удару обухом по голове.

Дело в том, что существует протокол, и, согласно его уложениям, соблюдается определенная очередность выступлений. И поскольку меня никто не предупредил, что протокол будет нарушен специально во имя нашего региона, я не был готов к такому повороту событий. Сами понимаете, в такой ситуации не сошлешься на нездоровье… И пока я вставал из-за стола, в голове, как в компьютере, молниеносно прокручивались самые разные варианты обращения к столь высокому собранию. Все-таки, это не на домашней вечеринке пожелать всем здоровья…В общем, не мог я посрамить Амурскую область каким-нибудь простеньким поздравлением. Оно, безусловно, должно было быть государственным по масштабу!

И тут в памяти моей возникло лицо китайского прокурора Мамин У, и я вспомнил его слова о розе, и понял, что я должен сказать.

Поблагодарив за предоставленное первому слово, я начал с того, что, несмотря на то, что Якутск расположен на вечной мерзлоте, нас тепло встретили добрые хозяева, у которых бьются горячие сердца. Мы не останемся в долгу и действительно, как житница Дальнего Востока, всегда готовы оказывать всемерную поддержку, рады сотрудничеству и развитию торговых отношений.

По долгу своей службы мне пришлось общаться с китайским прокурором во время беседы он сказал, что его страна - это распустившаяся роза. На что я ему ответил, а наша сад с посаженными луковицами роз. Празднование юбилея Конституции, создание единого правого поля в регионах, их соответствие Основному Закону страны свидетельствуют о том, что у нас уже прорастают луковицы роз. Так давайте поднимем бокалы за содружество наций за чувство локтя в регионах ДФО и за веру в будущий цветущий сад.

Все начали дружно хлопать, председатель произнес: «Браво, Амурская область!», а я с чувством исполненного долга выпил рюмку коньяка и сел.

Сосед, начальник правового управления Чукотки, спросил, мол, где ты так насобачился. Я ему ответил, что это военная тайна, и мы все рассмеялись.

Коротков, когда я ему докладывал о результатах поездки сказал: «Молодцом, Сергей Максимыч, не подвел!»